• 用户名 :

    User Name

  • 密码 :

    Password

首页>文库>文化广角
俄文

秘密的女性文字

--女书

中俄对照版 2013年第1期 小雁 2016-06-22

女书——在中国湖南省江永县流传的秘密女性文字。为什么是秘密的?女书由女性创造,并且只有女性才使用。女书对男人而言并非是秘密的——任何一个男人,如果愿意,都可以尝试学习女书,但是男性看不起女书。女书又称女字,译自中文,意思是“女性的文字”、“女性的象形文字”,与“汉字”相对应。汉字即中国的文字,其被认为是“男”字。

1954年,湖南省江永县文化馆的工作人员发现了女书,但直到20世纪80年代女书才真正被人们熟悉。

那么女书是什么?它又是怎么出现的呢?

女书所使用的文字多少会让人想起“占卜的骰子和龟板上的文字”——甲骨文,而文字本身则是以湖南十个县城内流传的湘南土话(方言)为基础,其中也包括江永县——女书的故乡。女书和汉语最主要的区别:女书是表音文字,而非表意文字。每一个女书字符都有其符合词或者词素的读音。总共有600-1000个女书字符,足够组成1000个词语。学者直至今日仍在争论女书的起源问题。其中一种说法认为女书是由一位被选入哲宗皇帝(1086-1100)后宫的江永女子创造的。她逐渐失去了皇帝的宠幸,便将自己的悲伤和绝望诉诸于诗行之间。而为了不让别人了解到这些,她发明了特殊的密语。但是这种推断却经不起最小的质疑——即使不考虑没有任何相关的文献记录这一点,又该如何解释,为什么女书偏偏是在湖南的山区,而不是在皇帝后宫所在的都城发展起来的呢?

根据另一种说法,女书,和汉语一样,是由占卜的骰子和龟板上的刻字演变而来的。但是汉语从占卜骰子上的刻字进化为多少标准化了的象形文字这一过程发生在公元前11世纪至公元初年,并且文字在公元初年时已经固定下来。而女书仅仅存在了500-600年(有些研究者认为不足200-300年),因此很难解释,女书这一汉语的分支是如何在这段时期存在,而却未被发现的。

最具信服力的关于女书起源的说法——女性借用汉字,并在这些汉字的基础上逐渐将它们加工为特有的文字。这完全现实,因为即使是在农村中也有受过教育的女性。

到1949年女书已经是江永女人们生活中的重要组成部分——用女书通信、翻译广为人知的汉语文学中的故事情节,女书同时也是许多乡间仪式的主要组成部分。

比如,在婚礼仪式上会赠予新娘《三朝书》。在仪式结束后的第三天,新娘的女友和亲人会给她带来独特的女书文集——可以是信函、祝愿和各种故事。在转交《三朝书》前,新娘的女友要按书通篇吟唱。

女书的手稿是珍贵的个人所有物。在女性死后,要仪式性地将手稿烧毁,以便手稿在阴间“陪伴”死者的灵魂。

同时也有资料记载,在庙宇活动期间女书起到了重要作用。比如,在江永县有一座花山,花山上有一座姑婆庙。据传说,在唐代(7-10世纪)这里曾有两姐妹飞天。但从清代(17-20世纪)起,女人们才开始来这里上香、祈祷,同时也给姐妹神灵带来贡品。祭祀之前必须准备很多写有女书的扇子和头巾——正是要将其烧毁,并许愿在未来不会遭遇不幸,恳求可以生下男婴等。

还有一个值得注意的风俗——结拜姐妹,也就是未婚少女或者已婚女性,经过特定的仪式——其中一定包括交换女书写成的书信《结交书》,成为结拜姐妹。

有两种结拜关系——姐妹和老同。如果想成为姐妹,那么只需要简单的碰面,相互间抱有好感即可,并且姐妹间的结识可以是直接的,也可以是间接的——通过女友。姐妹可以组成五个人或者七个人的友谊联盟,而在形成女书通信的关系后,她们要相互走访,每半个月内要有10天到对方家里串门,这些可以加深她们之间的友谊。老同间的关系大体上和姐妹相似,但有一些重要的差异。理想的老同应该是年龄相同,身高、体型一样,她们脚的大小相同,并且性格相仿。和“姐妹友谊”不同,老同的“联结”仪式经常是由父母拿主意,他们可以征求媒婆的意见。江永的居民十分敬重这种友谊。老同间的关系被认为是非常严肃的——即使是她们的丈夫也不能影响这种关系。

女书上还记载了什么?

女书上最常见的主题包括:寡妇的处境和难题、她们可能遇到的经济困难、她们同女儿的关系;离开娘家时的悲伤(同样也有对新家中的重担和不幸的抱怨,和姑嫂、婆婆间的关系等),也有作者主要讲述自己苦难的传记。进行的研究表明,这样的传记在全部女书中占80%、全部女书创作可以分为8部分:传记、“关于友谊开始的记录”(“姐妹”和“老同”关系开始的必有部分)、三朝书、民歌、民间故事(或者叙事歌谣)、婚歌(其中也包括哭嫁歌)、译自汉语的作品,最后还包括书信。

所有女书创作都是按照诗歌创作的样板形式写成的,包括形象的反复使用和每诗行一般五音节或七音节。

女性描写自己的生活、痛苦、恐惧,以及对老同的思念。有趣的是,在女书中没有在女性抒情诗中常见的爱情苦痛,没有对爱人的怨言,也不赞颂家庭生活中的愉悦。老同、姐妹——女友是表示温柔的唯一对象。

江永的女人不反对男人,不试图破坏儒家意识形态的根基,但是女书逐渐允许她们创造出自己的封闭组织,不了解情况的外人无法进入。

如果将普通的中国女性和江永县的女性居民相比较,那么不得不指出后者的优势。在社会不鼓励女性走出家门的时候,会女书的女性总能够找到理由离家,而且是独自一人——去参加女人的节日、拜访老同、姐妹会面……同时,这也极大的扩宽了这些女人的眼界——要知道中国的女性不能接受教育,唯有出身于名门望族的女孩子才被允许接受教育。女书不仅给了女性自学的可能,同时也让她们有机会发挥自己的天赋,此外,她们得到的承认不仅来自“组织内成员”,也来自村子的全体居民。精湛地掌握女书,会编动听的歌曲可以提升女性在伴侣和家庭成员眼中的地位。

农民生活的根本变革发生在20世纪,女性可以接受教育,有了新的婚姻和家庭观念——所有这些因素都影响了女性文字的研究和传播。1912年,江永县成立了女子学校,彻底地取代了女书学习。

这一独特的文字文化的最后一位传承者——阳焕宜于2004年去世。现在中国能够或多或少地用女书自由读写的人总共不超过十个人。

当然,女书继续吸引着中国和海外研究者的注意。在江永县建成了女书生态博物馆,女孩子们可以在博物馆下属的学校学习这种文字。

2005年出版了《雪花秘扇》。书的作者是美籍华人邝丽莎。她了解到女书后,非常认真地关注这个题材。邝丽莎前往江永县并且成功地结识了阳焕宜,与后者成了朋友。她的作品非常真实地描写了中国的农村和村民的习俗,最主要的是和女书有关的风俗。后来好莱坞根据这本书拍摄了同名电影。

老同十二月歌

正月新年好过日,

两位不陪心不欢.

二月时来百树发,

百树绿来正是春.

三月春紧急忙做,

邀齐收车做事情.

四月杨梅真色转,

接上到来同共双,

一对鸳鸯不成行.

五月热天热炎炎,

世在高楼绣色全.

六月日长好要乐,

一对鸳鸯不成行.

七月一齐休针线,

不得陪齐做一针.

八月神堂接客到,

世在高楼眼泪飘.

九月一齐兴车纺,

想着将身不愿提.

十月霜风树落叶,

可怜两人不得欢.

十一月天鹅从海上,

不见姑娘在哪方.

十二月年齐(年)尽完事,

今年过了有来年.

结交三年上四载,

并没病痛要一(?)

Тайная женская письменность

--НЮЙШУ

Chinese-Russian No.1 2013 Е. Гусева, СПбГУ2016-06-22

Нюйшу было открыто в 1954 году работником цзянъюнского дома культуры, но стало по-настоящему известно только в 80-х годах ХХ века.

Так что такое нюйшу и как оно появилось?

Иероглифы нюйшу несколько напоминают «письмена на гадательных костях и черепашьих панцирях» — цзягувэнь 甲骨文, а само письмо основано на сяннань тухуа 湘南土话 — диалекте, распространенном в 10 уездах Хунани, в том числе и уезде Цзянъюн 江永县 — родине нюйшу. Главное отличие нюйшу от языка ханьцев состоит в том, что «женское письмо» является слоговым, а не идеографическим. Каждый нюйшу-знак имеет произношение и соответствует слову или морфеме. Всего насчитывают от 600 до 1000 нюйшу-знаков, и их достаточно для составления 10 000 слов.

Ученые до сих пор спорят о происхождении нюйшу. По одной из версий, его придумала одна цзянъюнская красавица, избранная в гарем императора Чжэцзуна 哲宗(1086–1100). Со временем она лишилась благосклонности императора и принялась изливать свою тоску и отчаяние в стихах. А чтобы никто не узнал об этом, она изобрела особый шифр. Но такое предположение не выдерживает ни малейшей критики: даже если не обращать внимания на отсутствие хоть каких-либо документальных подтверждений, как можно объяснить, что нюйшу получило развитие именно в горах Хунани, а не в столице, где и был императорский гарем?

По другой версии, нюйшу, как и китайский язык, произошло от надписей на гадательных костях и черепашьих панцирях. Однако эволюция китайского языка от надписей на гадательных костях до более-менее стандартизированных иероглифов происходила с ХI в. до н. э. до начала нашей эры и закрепилась в начале нашей эры. Нюйшу же существует примерно пятьсот-шестьсот лет (некоторые исследователи считают, что меньше — 200–300 лет), и объяснить, как такое ответвление просуществовало все это время незамеченным, довольно сложно.

Наиболее убедительный вариант происхождения — заимствование женщинами китайских иероглифов и постепенная разработка собственной письменности на их основе. Это вполне реально, так как даже в деревне были женщины, обученные грамоте.

До 1949 года нюйшу являлось важной составляющей жизни женщин Цзянъюна: на нем вели переписку, переводили известные китайские литературные сюжеты, нюйшу являлось главной составляющей многих деревенских обрядов.

Например, во время свадебной церемонии невесте дарили «саньчжаошу» 三朝书, или «книгу третьего дня». На третий день после совершения обряда подруги и родственницы невесты преподносили ей своеобразное собрание сочинений нюйшу — это могли быть и письма, и пожелания, и различного рода рассказы. Перед вручением «саньчжаошу» пропевала подруга невесты.

Нюйшу-манускрипты являлись ценным приобретением. После смерти женщины их ритуально сжигали, чтобы «сопроводить» дух покойной в загробный мир.

Также есть сведения о храмовых празднествах, во время которых нюйшу играло важную роль. Так, в уезде Цзянъюн есть гора Хуашань 花山, и на ней располагается храм «Гупо мяо» 姑婆庙. Согласно легенде, в танское время (VII–X вв.) здесь вознеслись на небо две сестры. Но только со времен династии Цин (XVII–XX вв.) женщины стали приходить туда сжигать благовония и возносить молитвы, а также приносить жертвы сестрам-божествам. Перед жертвоприношениями необходимо было подготовить множество вееров и платков с записями-нюйшу — именно их и сжигали, с просьбой отвести грядущие несчастья, с мольбами о рождении сына и т. д.

Еще один заслуживающий внимания обычай — «дружба наз­ва­ных сестер» 结拜姊妹, то есть девушек или женщин, прошедших определенный обряд, непременно включа­ю­­щий обмен нюйшу-посланиями — «записками о начале дружбы» 结交书, и ставших сестрами.

Существовало два типа таких отношений — «названые сестры» 姊妹 и «лаотун» 老同. Чтобы стать назваными сестрами, достаточно было просто встретиться и почувствовать друг к другу взаимную симпатию, причем можно было завязать знакомство как лично, так и косвенно — через подруг. «Сестры» могли объединяться в дружеские союзы по пять и семь человек, а после налаженной нюйшу-переписки они должны обмениваться визитами, проводя друг у друга в гостях по десять дней каждые полмесяца, что должно было способствовать укреплению их дружеских чувств. Отношения между лаотун в целом похожи, однако, есть несколько существенных отличий. Идеальные лаотун должны быть равны по возрасту, иметь одинаковый рост, телосложение, у них один и тот же размер ноги и даже схожий характер. В отличие от «дружбы названых сестер», в обряде «соединения» лаотун зачастую принимали решение отец и мать, которые могли обращаться за помощью к свахе. Жители Цзянъюна с уважением относились к такой дружбе. Особенно серьезными считались отношения лаотун — даже мужья женщин не могли влиять на них.

Что еще писали на нюйшу?

Наиболее частыми темами в нюйшу были: положение и проблемы вдов, экономические трудности, с которыми они сталкивались, их отношения с дочерьми; печаль при расставании с отчим домом (а также жалобы на тяготы и горести в новой семье, отношения с женами братьев, сестрами мужа, свекровью и т. д.), а также биографии, в которых авторы рассказывают преимущественно о своих горестях. Согласно проведенным исследованиям, такие биографии составляют 80 % от всего нюйшу. Все нюйшу-творчество можно поделить на 8 разделов: биографии, «записки о начале дружбы» (необходимая часть для начала отношений «названых сестер» и лаотун), саньчжаошу, народные песни, сказы (или баллады), свадебные песни (куда входят и свадебные плачи), переведенные с китайского произведения и, наконец, переписка.

Все нюйшу-творчество построено по стихотворным шаблонным формам, включающим повторение образов и обыкновенные пять или семь слогов в строке.

Женщины писали о своей жизни, переживаниях, страхах, тоске по своей лаотун. Интересно, что в нюйшу нет привычных для женской лирики любовных переживаний — ни жалоб на возлюбленного, ни воспеваний радостей семейной жизни. Единственным объектом нежности является лаотун, сестра-подруга.

Женщины Цзянъюна не выступали против мужчин, не пытались расшатать основы конфуцианской идеологии, но постепенно нюйшу позволило им создать свое закрытое сообщество, недоступное непосвященным.

Если же сравнивать положение обычных китаянок и обитательниц уезда Цзянъюн, то нельзя не заметить преимущества последних. В то время, как общество не поощряло женщин, покидающих внутренние покои, у мастериц-нюйшу всегда был повод уйти из дома, да еще без сопровождения: участие в женских праздниках, визиты лаотун, собрания названых сестер… К тому же, это значительно развивало их кругозор — ведь женщины в Китае не могли получить образование, если не происходили из обеспеченной и родовитой семьи, где девочкам позволялось домашнее обучение.

Нюйшу не только давало женщинам возможность для саморазвития, но и позволяло раскрыть свои таланты — и более того, получить признание не только от «членов сообщества», но и от всех жителей деревни. Мастерское владение нюйшу, умение слагать красивые песни повышало статус женщины в глазах супруга и членов семьи.

Коренное изменение жизни крестьян в ХХ веке, возможность для женщин получать образование, формирование новых институтов брака и семьи — все эти факторы повлияли на ситуацию с изучением и распространением женского письма. Создание в Цзянъюн школы для девочек в 1912 году окончательно вытеснило изучение нюйшу. Последняя носительница этой уникальной письменной культуры, Ян Хуаньи 阳焕宜, скончалась в 2004 году. Сейчас в Китае насчитывается менее десятка человек, которые могут более-менее свободно писать и читать нюйшу.

Правда, нюйшу продолжает привлекать внимание как китайских, так и зарубежных исследователей. В Цзянъюне построен музей-заповедник нюйшу, а при нем — школа, где девочки могут изучать это письмо.

В 2005 году вышла книга «Сюэхуа и секретный веер» 雪花秘扇. Ее автор — Лиза Си 邝丽莎, американка китайского происхождения. Узнав о нюйшу, она всерь­ез заинтересовалась этой темой, приехала в Цзянъюн и успела познакомиться и подружиться с Ян Хуаньи 阳焕宜. Произведение Лизы Си очень реалистично описывает китайскую деревню, нравы жителей и самое главное — обычаи, связанные с нюйшу. Позднее по этой книге был снят голливудский фильм с одноименным названием.

Песня о 12 месяцах без лаотун

Первый месяц года – новый год, время веселья,

Две лаотун не вместе и потому грустны.

Второй месяц – сотни деревьев расцветают,

Сотни деревьев зелены – самая настоящая весна.

Третий месяц всюду весенняя суета,

Можно взять паланкин и отправиться по делам. 

Четвертый месяц – расцветают душистые цветы,

Пара лаотун должна воссоединиться,

Но пара мандариновых уточек не летает вместе.

Пятый месяц – жаркие дни и палящее солнце,

Все сидят в покоях и вышивают.

Шестой месяц – дни длинные, можно повеселиться,

Но пара уточек так и не вместе. 

Седьмой месяц – все дружно откладывают рукоделие,

Игла сама падает из рук.

Восьмой месяц – в священном храме принимают гостей,

А в покоях льются слезы ручьем.

Девятый месяц – все начинают прясть,

Думают о том, о чем не хотят вспоминать.

Десятый месяц – суровый ветер срывает с деревьев листву, 

Так жаль тех двоих, что не могут веселиться.

Одиннадцатый месяц – лебеди летят из-за морей,

Не видят девушку в этой стороне.

Двенадцатый месяц – все заканчивают работу,

Этот год прошел,  и начинается другой.

С начала дружбы прошло 3 года, вот уже пошел 4 год,

И мы еще не заболели от желания быть вместе.

对本篇文章打分:

收藏

分享:

相关文章: 更多

中国高铁纸质车票将成为历史,刷手机、刷脸技术将取代传统车票

中国庙会吸引来了外国朋友

谈针灸治疗

孩子眼中的深圳市